Форум города ПЕТУШКИ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум города ПЕТУШКИ » Про любовь и отношения. Знакомства » Девушка из прошлого.


Девушка из прошлого.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Обращаюсь к коренным жителям города Петушки, шестидесятникам - семидесятникам.  Может быть, кто-то помнит девушку, которая разбилась на мотоцикле в мае 1979 года,  Веру Дроздову? Прошу вас откликнуться, мне интересны любые воспоминания о ней.  Может, у кого-то сохранились её фотографии.  Из  семьи девушки, в Петушках ни кого не осталось.  Обратиться больше не к кому.

Отредактировано Канада (Пн, 5 Ноя 2018 21:52:06)

0

2

Что же, очевидно, ни кто из прочитавших сообщение не знает о ней. Тогда слово опять за мной:

В далёкие семидесятые, восьмидесятые годы у детишек в нашем большом дворе, названном почему-то "Деловым", было популярно одно безобидное развлечение: мальчики и девочки, обычно скрытно от других, где нибудь за домом в саду выкапывали ямку и клали в неё какое нибудь "сокровище" безделушку, чаще всего "нарядный" фантик от конфетки или обёртку из фольги от шоколадки. За тем клали ромашку или одуванчик сверху на блестящий переливающийся прямоугольник, и на красивом фоне цветок становился загадочным. И этот шедевр накрывался прозрачным стёклышком - осколком от оконного стекла, или цветным от бутылки. Затем лунка засыпалась землёй и замаскировывалась. Эта штука называлась "секретик". Потом, через произвольное время, с замиранием сердца мы откапывали их, не с первой попытки находя правильное место. Осторожно пальчиком выгребали землю и вдруг, к огромной своей радости, натыкались на прозрачную бесцветную или же цветную стекляшку, под которой крылась восхищающая глаз и возбуждающая воображение красота, и в том была высшая степень интереса в растянутой во времени игре. Находка удивляла, потому что как правило к этому сроку подробности забывались. Мы как будто обнаруживали таинственную реликвию... и хвалились ею, показывая друзьям.
Что-то подобное я сделал и у себя в душе, спрятал секретик и забыл о нём на время, что бы через сорок лет, откопать. И как тогда мы сгорали от желания показать свою находку другим, так я не могу удерживать в себе найденный  бриллиант: был когда-то человечек, но то время прошло, и тот человечек остался в том времени, а в нынешнем его нет.

Где она? Моя загадка. Моя Параллельная Вселенная. Моя таинственная скрытая материя. Моё ожидание открытия. Моя твёрдая уверенность в невидимом. Моя Вера...

Правда она вовсе не моя девушка. Но может быть мы будем вместе? Где нибудь там, на Другой Земле?

"Красивая она... и волосы - пышные... Вот такие!" - сказал про неё один мой товарищ по призванию, который видел её и запомнил, когда она приезжала в компании с рокерами на танцы тридцать девять лет назад. Да, волосы, это характерная деталь её образа. Редко у кого я видел такие, да и то, либо в глянцевых журналах, либо по телевизору. Вот и он, мой знакомый, вспомнив её, сразу заговорил о волосах.
Я спросил: Какого она была роста?
- Да с тебя наверно...
А я сказал про себя: "Я так и думал!" - Ведь накануне, шагая по тротуару, я взглянул на девушку, обогнавшую меня. Стройную симпатичную, одного со мной роста, с длинными волосами, не такими правда роскошными и длинными как у неё.
И я на минуту погрузился в состояние дежавю. Сердце защемило. Мне показалось что это идёт она впереди в светлом костюмчике - в блузке и брючках, которые так любила носить. Стройная и хрупкая и довольно высокого для девушки роста. Современная девочка удалилась, цокая каблучками, а я едва сдержал рыдания...
- Ох и здорово же она гоняла! Как пронесётся по городу! - продолжал говорить мой старший товарищ...

Как я хочу быть вместе с той, о которой узнал нечто. И которую, не отдавая себе отчёта, ищу теперь в каждой встречной, чем-то похожей на неё. Но стоит сказать ещё: её внутренняя красота соперничала с внешней. Вот почему я влюбился. Из-за красоты и чистоты... Влюбился навсегда. Но долго, долго эту истину скрывало от меня моё подсознание.
Я не спятил, в прямом смысле слова. Но образно говоря: схожу с ума от любви. Хочу говорить говорить о ней бесконечно. Ведь только это и остаётся делать, что бы хоть как-то найти приложение и выход чувствам, потому что та, к кому они направлены, на белом свете не существует.

В одном из гороскопов на совместимость, которые в бессонную ночь на разных сайтах я рассчитал не мало, были такие слова: "обворожительно красивая, умная, воспитанная и чистая" - я и запомнил её такой, красивой снаружи и восхитительной изнутри. Гороскоп не соврал. Подтвердил.

Анализируя прожитую жизнь, начинаю понимать, что все годы мне не хватало её. Я ловил драгоценный образ, всплывавший в памяти вновь и вновь, и всякий раз переживал чувство сожаления, больно тянущее душу, но не углублялся в воспоминания. Взгляну, словно на портрет висящий на стене, и отведу взор. Не восстанавливал в мыслях сцены с её участием. Теперь ясно вижу, что вся жизнь моя, не смотря на хитрую уловку подсознания, была проникнута горечью этой потери...

Каким славным рисует гороскоп наш союз. Он идеальный! Ну, или почти идеальный... Чувствовал я тогда, что она моя половинка, чувствовал невзирая на свой малый возраст.
"Формула Счастья" выскочило краткое резюме, как оглавление расчётов на одном из сайтов. Согласно им, мы подходим друг другу, как нельзя лучше. Да что там расчёты! Я и без них догадывался об этом. Я понимаю и ценю её такую, какая она есть. Удивительную и необыкновенную. Непонятную и не удобную для кого-то, но только не для меня.
Да нет же! Я обожаю её именно потому, что она такая! И ей необходимо понимание и обожание, которые я мог бы ей дать. Я в неё не просто по уши влюбился. Я уловил тонкую ниточку, протянувшуюся между нашими душами. По этому и запомнил навсегда взрослую девочку, которую встретил мальчишкой в сопливом возрасте. Вот только она не заметила эту связь, потому что объективно не могла рассмотреть во мне партнёра.

Я как будто спал все эти годы, а в воображении спящего рождались образы проникнутые поиском или ожиданием. Один из них образ девочки, светлой и доброй, любящей весь мир. Она шагает по Вселенной открытая для всех, смотрит на мир распахнутыми глазами и через них источает на всё вокруг нежность. В хрупком теле содержится великая сила и это сила любви.
Но ведь это точно она и есть, моя возлюбленная. Моя не разгаданная вовремя любовь. Я не придумал её. Она была. И существует где-то среди звёзд. Весело бежит, наступая ножками на галактики. Перед нею вся Вселенная. И я хочу поймать её за руку и прыгать по звёздному веществу вместе с ней.

Я ещё не родился, когда она появилась на свет. Она росла, играла, получала начальное образование в мире без меня целых двенадцать лет. Потом, родился я и семь лет жил ни чего не зная о девочке, которая пришла сюда раньше. Но вот её встретил мой брат и привёл домой познакомить с родителями. Так я узнал, что она есть. Уже женщина, нежная, чудесная, красивая и скромная. Я был без ума от неё, если это выражение можно применить к мальчишке. Вся семья её обожала. Все, кого я хорошо знал в нашем дворе, любили её.

Внутри меня трепещет глубокое, безмерное уважение к ней, как к замечательной необыкновенной и сильной личности, и бескрайняя нежность, как к хрупкому, нуждающемуся в бережном отношении ребёнку. Я люблю её невероятной любовью, которая уносит меня в высокие пространства.

Неподвластное моей воле чувство произросло робкими тончайшими ростками в душе ещё тогда, когда я не понимал  природу тяготения между мужчиной и женщиной, и не анализировал свои ощущения. Но подсознательно, с первых дней знакомства, почувствовал глубинную связь. Всё в ней восхищало меня. И хоть рано было желать физической близости я поддавался обаянию чрезвычайно женственной юной особы, умной и тактичной, воспитанной в духе высокой интеллигентности, в хорошем понимании слова. Уже тогда я любил её как мужчина, наслаждался её внешностью...

Однажды летом она появилась в симпатичном костюмчике - белые свободные брючки и блузка с длинными рукавами.  Тонкая дышащая ткань слегка просвечивала, но это не казалось вульгарным, наоборот, смотрелось высоко эстетично как произведение искусства. Мои глаза угадывали очертания белья сияющего на менее светлом фоне тела, две изумительные полоски вверху и внизу: аккуратные корзиночки бюстгалтера и узкий загадочный треугольник трусиков. И хоть в ту минуту я обливался слезами, потому что Вера собиралась в Москву с моим более старшим братом, тоже ещё мальчишкой, а меня с собой они не брали, сквозь слёзы я восхищался красотой девушки, с трепетом рассматривал её с головы до ног, любовался длинной толстой косой, кончик которой играл, где-то на уровне ягодиц.

Ещё одно из воспоминаний, которые я раскопал в себе, на этот раз из первого времени знакомства с Верой: она появилась на пороге, зашла за моим самым старшим братом, то есть парнем, в которого влюбилась. Увидев её, я бросился к ней со всех ног, скромно вставшей у стены с боку от дверного проёма, и порывисто обнял: прижался щекой к грудной клетке между грудью и животиком, почувствовал косточки рёбер, а руками, без всякого заднего умысла крепко обхватил за попу. Девушка сильно смутилась. Мама, которая открыла дверь и впустила её, неловко улыбнулась, как бы извиняясь за мою выходку. А мне стало немножко стыдно, с попкой я переборщил конечно, но... я не жалел, что так сделал - это было на самом деле приятно.

Я не способен выразить словами или формулами химию и физику пылающего во мне трепетного огня любви к этому созданию. К созданию необыкновенному! Наверное Бог сотворил её в минуту вдохновения, применив всё чутьё Своего безупречного вкуса.

Образ Алисы из мультфильма "Тайна третьей планеты", который я впервые посмотрел на большом экране вместе с друзьями в Доме Культуры в двенадцать, тринадцать лет, возбуждал во мне чувства близкие к физическому влечению. Мне нравилась эта, созданная воображением людей искусства, милая и подвижная, добрая и в меру озорная девчонка. Я смотрел на экран и хотел оказаться рядом с ней в соседнем кресле, плечом к плечу в рубке звездолёта. Скакать и прыгать рука об руку по планетам, и неустанно любоваться ею, блистающею на фоне сменяющихся фантастических декораций. Всё возбуждающее воображение великолепие вокруг, и загадочная музыка, были лишь впечатляющим оформлением. Алиса занимала весь центр и была главным содержанием в картинах разворачивающихся миров. Хотелось невзначай прикасаться к ней, что бы ощутить и физически, полнее прочувствовать её восхитительное существо.

Но ведь похожий образ хранился в моём сердце. Они перекликались. И в нарисованной фантастической истории просто обнаружилась, проявилась та, которую я любил.

Вера.

Вся моя жизнь прошла как бы на расстоянии от неё. Но я её не забывал. Она ни куда не исчезла из моего сердца и мыслей, только держалась отстранёно, на границе поля зрения. И лишь сейчас, спустя десятилетия, я приблизился к ней, наткнувшись на секретик с узором из воспоминаний под зелёным стёклышком времени. Это случилось не спонтанно, хотя так может показаться. Я к этому шёл. Долго и не осознанно. И вот, наступил день, который погрузил меня в эти воспоминания. Я нырнул в них как дайвер на глубину и поразился увиденным.
Картин не много, но они яркие и подробные в мелких деталях. Передают через световые годы девушку как живую: вместе с её ровным дыханием; вместе с длинными, полупрозрачными, искрящимися на свету на обнажённых от плеч руках волосиками; вместе с коротко остриженными, аккуратными и красивыми ногтями на пальцах рук; вместе с очками, превращающими её из утончённой красавицы в простую и домашнюю, но милую милую школьницу (очки она изредка надевала себе на носик что бы прочитать вслух моей маме письмо от сына из армии - от своего предполагаемого жениха); вместе с полным ощущением живого присутствия, с ощущением настроения её тёплой души; вместе со взглядом печальных глаз, в котором было что-то такое странное, необычное, что волновало и притягивало меня.

И моя душа устремляется к ней, а тело хочет соединиться с её телом и потеряться в тайне и блаженстве физической близости освещённой духом взаимной любви. Но я прикован физикой. Придавлен гравитацией. Реальность - моя тюрьма. Я бабочка бьющаяся в стекло. Я был гусеницей. Потом оплёл себя нитью тревоги в тугой кокон и выбрался из него с крыльями возрождённой любви в пустой и замкнутый мир. Когда нибудь окно откроется, и я упорхну на встречу той, которую не забыл и не хочу забывать. Хотелось бы надеяться на это. Прости меня, читатель, за эти, быть может излишне слащавые метафоры, но как мне ещё выразить силу движений в моей глубине? Не знаю...

"А звёзды стоят над головой,
Им нет дела до мыслей печальных твоих.
Свет проливая в однообразие тьмы
Звёзды знают о Вечном, а ты?
Звёзды молчат, ослепляя Вселенную сказками снов.
Кто не мечтал о бессмертии?
Кто не желал подняться до звёзд?
Скоро ли встретимся? Скоро ли свидимся
В промежутках бесчисленных лет?
Останется ль в памяти, всё, что так дорого,
О чём, ты покуда, забыть не сумел?"

Это слова из песни, которую я написал в молодости. Она проникнута тяжёлой печалью. Слова пришли сами. Я не сидел и не корпел над рифмами, не прорабатывал смысл. Просто в течение короткого времени напел их под гитару, пребывая в состоянии грустной отрешённости, и записал в тетрадь. Потом всю жизнь не мог сказать точно, о чём эта песня. Теперь знаю...

Что это?! Злая ирония, просто неудачная шутка небесных сил или серьёзный урок Всевышнего? Два самых важных для меня аспекта моей жизни обозначаются одним словом и встречаются в противостоянии в едином поле возвышенного положения души. Вера в Бога и Вера женщина.

Моя любовь к ней как воздух, которым дышит живое что бы жить. Среда в которой всё и живёт. Я не могу остановить дыхание (отмахнуться от этой любви). Даже если сподоблюсь сделать это, как индийский йога, воздух проникнет сквозь поры кожи и наполнит меня. Но он разрежен - Веры нет и я всё равно задыхаюсь. И заменить его нечем. И дело не в том, что не нахожу подобной ей, а в том, что люблю не тип, не образ женщины, а личность, конкретную индивидуальность, соединение неповторимых элементов духа души и плоти, величину, которая выражается лишь в единственном числе.
И моя вера - ещё одно состояние души - произрастающая из детства любовь и стремление к горнему, к высокому, понимание существа настоящей духовности  (отрешение от земного, готовность пожертвовать ради Отца Небесного не только своей жизнью, но и самым дорогим твоему сердцу, любить Бога больше всего на свете!) обличает меня, встаёт в противовес моему отношению к Вере женщине. Я посередине двух равнозначных величин рвущих меня на части. Не могу склониться в одну из сторон. Не хочу прекословить Богу, но и не могу отказаться от Веры, от желания быть вместе с нею. Оно во мне просто есть, как часть меня, так же, как и стремление в небеса.

А ведь я не знал фамилии девушки. Для меня она была просто Вера. Замечательная, почти волшебная девушка. Светлая в своих светлых нарядах. Такая милая и безобидная, что многие звали её, с "благословения" моей мамы - Верочка.
Я спросил у третьего по счёту брата, который так же её любил, и должен был знать лучше, потому что старше меня на четыре года: "Не помнишь её фамилии? Нет? ...жаль. Очень жаль. Я пойду на кладбище. Искать, куда её положили. Ведь ты не знаешь куда? Нет? Так и думал." - ...как и я, брат не хотел мириться с её смертью. Я напомнил ему и растеребил старую рану. Но теперь мы другие. И надо найти маленький кусочек земли в море железных крашенных и кованных оград, больших и маленьких каменных надгробных плит. Остаётся надеяться, что я узнаю её по фотографии на памятнике, если конечно, памятник стоит. Всё могло случиться с могилой за столько лет. Ведь родственников девушки нет в городе уже давно.
Умом не верилось, что найду, но я положился на Бога, и нашёл. В лабиринте проходов. В месте, куда просто так не пройдёшь. На укромной маленькой площадке, стиснутой со всех сторон большими фамильными участками, отрезавшими подход. Два белых высоких камня с лицевой стороны закрывает стена из тонких стволов скученных деревьев, так что изображения и надписи на плитах можно увидеть, только если пройти вглубь, едва не наступая на посторонние могилы и, открыв неприметную калитку, шагнуть и встать напротив. Я увидел эту калитку краем глаза и ноги, минуя сознание, сами поднесли меня к ней, а рука открыла... Теперь я знал фамилию и дату рождения. И уточнил день, в который её не стало.

У цветка на лугу есть солнце. У рыбы в озере глубина. У Луны есть Земля, вокруг которой весело крутится. Рыба может нырнуть в глубину и почувствовать себя дома. Цветок - распустить лепестки и спеть ароматную песню своей любви. А моя звёздочка однажды упала за край земли и больше не восходит на свод небес.

Это признание девушке, которой нет в бренном мире уже тридцать девять лет. Нет всю мою осмысленную жизнь. Но она существует! Существует так же вероятно, как Земля вращается вокруг Солнца. Существует в другой реальности, в реальности Бога. Я испытываю непреодолимое побуждение писать эти строчки. Когда пишу их - она оживает здесь, рядом со мной.
Её имя звучит красиво и многообещающе, наполняет душу возвышенным трепетом. ВЕРА. Чудесное, вдохновенное имя, как и сама его обладательница.

"Ты не приснилась мне ни разу,
Хоть я желал ужасно,
Поговорить с тобой во сне.
Видать не суждено признаться
Ни пацану ни старику
В любви к тебе."

Ни кто в слух не говорил, но в атмосфере дома витал дух сопричастности её гибели. Я угадывал его в выражениях лиц, и других невольных жестах своих близких. Но сам я так не думал. Трагедия с Верой не связана с нами. Она не покончила с собой от разбитой любви. Её гибель - роковое стечение обстоятельств.
Полтора или два года она жила уже отдельной от нас, своей девичьей жизнью, увлечённая романтикой быстрой езды. Ни тогда, уже внятно рассуждающим ребёнком, ни сейчас, все понимающим взрослым, я не давал и не даю оценок действиям своего самого старшего брата и отвергнутой им его девушки. Это данность. Так случилось.
Не ругаю, как другой мой брат, подобно мне влюблённый в неё, её родителей, за то, что купили любимой дочери мотоцикл. Не упрекаю саму девушку за её опасное увлечение. Лишь горько сожалею о трагедии. И о том что не успел узнать её лучше. Не успел восстановить общение.
Если бы она продолжала жить, я непременно нашёл бы её. Ведь мной уже предпринимались робкие попытки: я ходил к дому девушки, откликаясь на чувства, толкающие найти её, что бы хотя бы увидеть одним глазком. Подойти к ней и тем более обнять как раньше, было бы немыслимо смелым шагом в те дни с моей стороны, мне исполнилось одиннадцать, и я уже не был прежним непосредственным мальчишкой сорванцом. Но я становился старше, и в другой реальности, благополучной, если бы она случилась, вместо того, что бы разглядывать с печалью в сердце несколько фотографий, как делал в действительности, обязательно возобновил бы с обожаемой молодой женщиной дружбу. Даже если бы она стала чьей-то женой, я был бы счастлив просто приходить к ним в гости, видеть её и слышать. Или хотя бы встречать на улице и знать, что у неё всё хорошо!

Наверно вы подумаете, я приукрашиваю девушку. Не в коем-то разе. Она действительно такая, какая рисуется в моём описании выше.
Знаете, я и сам, когда в течение нескольких дней восстановил большую часть воспоминаний, так же усомнился в своей объективности. В ум пришла мысль: а вдруг Вера вовсе не такая, какой мне видится, и я, влюблённый ребёнок, многое на воображал, приблизившись к границам, за которыми начинается сказка?

Эта мысль побудила меня найти тех, кто помнит её, и все они подтвердили конкретными словами моё чувственное  восприятие девушки, моё глубинное понимание её существа. Все слова, которые я использовал в изображении личности Веры не мои. Это слова тех кто знал её. И большинство из них её ровесники. То есть, взрослые люди, обладающие, в отличие от детей, критическим мышлением.
Я боялся, что кто нибудь скажет о ней плохо и развеет мои возвышенные представления, но нет, все как один, только подтверждали моё сакральное знание.
Вот выражение того, с кем она общалась, став рокером (ныне байкеры): "Как человек, Верочка была светлая, добрая!" - Он из первых рокеров не только в нашем дворе, но и во всём городе. В то время (конец семидесятых) это увлечение быстрыми темпами набирало силу. В начале восьмидесятых, на третьем карьере, где сейчас люди купаются, проводились массовые мотокроссы, с участием спортсменов из разных регионов. Мы, подростки, ходили смотреть и болели за наших земляков, среди которых были и несколько парней из моего двора, и среди них - он.

А это слова другого человека, которого я запомнил, как хулигана - вредного парня старшеклассника, не упускавшего случая поиздеваться над малышнёй, правда ни когда не опускавшегося до рукоприкладства. Я спросил, узнав, что это он поддерживает порядок на могиле Веры и её матери. Признаюсь, узнал с удивлением и некоторой досадой - был уязвлён что не я присматривал, а тот, от кого совсем не ожидал такого.
- Ты тоже любил её?
Он ответил, хмыкнув и поглядев на меня, как на человека задающего глупые вопросы об очевидных вещах:
- Да её все любили! Каждый по своему. Ведь она ни как все была! Без закидонов. Не испорченная. Чистая. Отличница. Школу с золотой медалью окончила! В институте училась! Её и звали-то все - ни Верка, ни Вера, а Верочка. Она как святая. Не от мира сего...

Что ещё тут можно сказать? И повторюсь: я действительно так и чувствовал её в детстве и сохранил это чувство до сегодняшних дней. И когда всё вспомнил, вспомнил чаяния своей маленькой, но совсем не детской любви, влюбился в неё во второй раз с многократной силой взрослого мужчины.

Отредактировано Канада (Пн, 14 Янв 2019 09:25:51)

0

3

Последние полгода я проживаю две жизни. В одной нахожусь физически и томлюсь как в заключении, обречённый брести по разворачивающимся впереди коридорам данности. Бреду бесцельно, потому что выпал из контекста своего существования в этом мире, и теперь, как свои собственные слова, от избытка сердца могу произнести фразу библейского философа Соломона, Царя "обласканного" Богом: "...всё суета сует и томление духа..." - Правда, в моих устах эти слова имеют немного другой подтекст - в отличие от Соломона, потерявшего вкус к жизни от пресыщенности, я потерял чувствительность к краскам мира, потому что в нём нет женщины которую люблю. Она в другой жизни, в параллельной, придумываемой мною на ходу. Здесь, я встаю серым утром и варю кофе для себя одного, там, в лучах зарождающегося солнечного дня, готовлю из расчёта на две чашки. Вторая для той, которую оставил в постели, ещё сладко улыбающуюся во сне. Уверен, она любит кофе как и я. Я подойду, и она откроет глаза, в которых я утону и растворюсь в наполняющей их радости... Мы будем вместе вдыхать аромат и наслаждаться вкусом напитка из горячих чашек, а потом я буду целовать её, искать на прекрасном теле чувствительные точки...
Кому-то моё желание покажется банальной похотью, но в моём представлении чувственная физическая близость это кульминация, это необходимое выражение в движениях и ощущениях тела высшего состояния души. Всплеск эмоций, подчинённых столь же сильному, сколько и светлому, приходящему из духовных высот чувству, концентрированная энергия которого находит таким образом естественный выход. Это бурно, а иногда медленно и осторожно, распускающиеся бутоны цветов на стебле волшебного растения под названием Любовь. Любовь между мужчиной и женщиной, если они действительно две половины одного целого. Я уверен, что Вера моё недостающее продолжение, а я её. Мы вместе. Между нами уважение и нежность. Ведь я это чувствовал в себе самом всегда и нашёл подтверждение в мельчайших деталях на картах гороскопов совместимости.
Всё что происходит вокруг: глобальные перестановки переворачивающие всё с ног на голову или повседневные житейские мелочи, привносящие в мелодию жизни дисгармоничные ноты - всё служит только к сплочению, к укреплению нашего союза, потому что мы всегда найдём друг в друге поддержку и умиротворение. Я её стебель, а она мой цветок.

Отредактировано Канада (Вс, 13 Янв 2019 14:42:42)

0


Вы здесь » Форум города ПЕТУШКИ » Про любовь и отношения. Знакомства » Девушка из прошлого.